618250, Пермский край, г. Губаха, ул. Дегтярева, 9
Версия для незрячих
Просмотров: 263

Коксохим – фронту

панорама-кхз_сайт.jpg

Сорок первый год.... Наверное, самый тяжелый год в жизни Советского Сюза. Европейская часть нашей территории была оккупирована, немцы подходили к Москве. В Молотовскую, в то время, область были эвакуированы предприятия, работники этих предприятий, деятели искусства и литературы. Среди них был и писатель Аркадий Первенцев, побывавший в Губахе в годы войны. Вот что говорит он словами героя своего очерка: «С войны мы сильно нагрузили Губаху,… нужен металл, и без Губахи не обойтись…».  А металл – это кокс, который нужен был для металлургических заводов. Коллектив Губахинского коксохимического завода делал все для увеличения выпуска своей продукции, так как западные области страны были захвачены фашистами, и наш завод оставался едва ли не единственным поставщиком кокса. «На стене УОФ [углеобогатительная фабрика] висел плакат «Все для фронта, все для победы!», – вспоминал ветеран завода Иван Павлович Семенов, – Работать было трудно – не хватало металла, труб, транспортерных линий, болтов и других деталей. Оставшимся работникам давали бронь, на фронт забирали только с разрешения директора завода Бубликова Андрея Васильевича. Вскоре стал поступать металл, листовое железо. Наладили отливку деталей из чугуна, стали, делали болты, гайки. Все было: и чувство голода, и страшная усталость, и постоянное недосыпание. Помогала жить и работать вера в победу». В 1942 году на Мальцевке был раскорчеван лес, распаханы поля, и коксохимики в свои выходные выходили на посадку картофеля, капусты, моркови. Это было большим подспорьем для заводчан. Всю полученную продукцию отправляли в столовую завода. Люди трудились, не считаясь со временем.

За время войны на коксохимическом заводе были введены в эксплуатацию две коксовые батареи. Одновременно с батареями шла установка оборудования смолоперегонного цеха, прибывшего с Керченского коксохимического завода. Выполнить это было очень трудно, ведь на фронт с завода ушло 349 кадровых рабочих, а их заменили женщины и подростки. Те же, кто остался на заводе, работали за себя и за товарищей, ушедших на фронт. Молодые работницы углефабрики учились на мотористок. Девушки транспортного цеха осваивали специальность помощника машиниста паровоза. За годы Великой Отечественной войны число женщин составляло 43% от всего состава работающих завода. За период 1941-1945 годов из школ ФЗО поступило на завод 397 человек и мобилизованных 952 человека. В основном женщины и подростки.

На заводе создавались комсомольско-молодежные бригады, которые боролись за звание фронтовых (заявление). В механическом цехе в июне 1942 года появилась первая комсомольско-молодежная смена под руководством мастера Селюнина. В смене работало 12 человек: токари, слесари, кузнецы, фрезеровщики. Несколько позднее возникли комсомольско-молодежные бригады в электроцехе. Это были сначала небольшие бригады, куда входило и много подростков, пришедших на завод уже в военное время. В конце 1942 года цеху было поручено в короткий срок провести монтаж установки регенерации ламп, освещение установки цеха новых производств, прокладку кабеля от подстанции до углефабрики. Электроцеху присвоили звание комсомольско-молодежного цеха. Комсомольско-молодежные бригады были созданы в коксовом цехе, на углефабрике, в цехах новых производств и в подсобных цехах.

С сентября 1942 года и до конца войны на заводе работало 40 комсомольско-молодежных бригад, 27 из них добились присвоения звания фронтовых (удостоверение). Их девиз - «Хочешь врага победить на войне, план выполняй вдвойне, втройне». Условия соревнования были жесткими. Опоздание на работу одного человека лишало звания фронтовой всю бригаду; бригада работала неравномерно, рывками – она также не может носить это почетное звание. Только лучшие, слаженные коллективы могли называться фронтовыми.

По три нормы на ремонте коксовых печей давал шамотчик Н. И. Кореновский. Самоотверженно трудились бригадир коксосортировки Е.П. Корольков, каменщик К. З. Устюгов, ремонтный слесарь И. М. Чубец, бригадир электриков П. М. Кушнаренко. Комсомолец Артем Собачкин выполнял норму на 360%, Михаил Марков – на 250, токарь Петр Колюшин установил небывалый на заводе рекорд, выполнив порученную работу вместо 16 за 1,5 часа. А еще он играл на скрипке после работы в общежитии для эвакуированных.

Комсомольцы завода сами оборудовали общежитие для 15-16 ребят, прибывших на завод из ФЗО. В заводском клубе имени Чкалова действовала молодежная агитбригада, работал духовой оркестр, комсомольцы ходили в госпиталь, готовили подарки бойцам, вели переписку с бывшими работниками завода, ушедшими на фронт. На занятиях в клубе изучали миномет, ручной пулемет, учились бросать гранаты, бутылки с зажигательной смесью, ходить строем.

Активно участвовали коксохимики в сборе средств для нужд обороны. В 1942 году газета «Губахинский рабочий» писала: «Во всех цехах коксохимического завода с большим подъемом проходит сбор средств на постройку боевых самолетов. Коксохимики уже внесли более 55 тысяч рублей в фонд строительства. Впереди по сбору средств идут отдел рабочего снабжения, химцех, лаборатория и углефабрика».

«Коллектив коксохимзавода, следуя патриотическому примеру тамбовских и саратовских колхозников, решил на свои трудовые сбережения построить в подарок Красной Армии два звена боевых самолетов. Вчера к вечеру на заводе было собрано уже 150000 рублей. Отдельные патриоты, командиры производств внесли: т. Бубликов 5000 рублей, Лакизо – 3000 рублей, Михайлов – 2600 рублей, Жданов и Соколов – по 2500 рублей. Коксохимики обращаются к трудящимся нашего района с призывом собрать средства на постройку боевых самолетов для целого авиационного полка».

В январе 1943 года коллектив Губахинского коксохимзавода единодушно отчислил свой месячный заработок в сумме 800 000 рублей на строительство звеньев боевых самолетов. Коллектив строителей коксохимстроя провел сбор средств в размере 146000 рублей на постройку самолетов.

В 1944 году комсомольцы завода решили начать сбор средств на постройку самолетов «Комсомолец Губахи». Костя Соколов и Петр Кушнаренко провели сбор денег в своих цехах, обратились к молодежи города. Через 10 дней было собрано 246 тысяч рублей, и сбор продолжался. Василий ВершининПетр КушнаренкоКонстантин Соколов написали письмо Сталину с просьбой доверить им штурвалы этих машин и получили от него ответ. Петр Кушнаренко не прошел медицинскую комиссию, а Костя Соколов окончил летную школу и стал офицером.

митинг-9-мая-1945-г.-на-территории-кхз_сайт.jpg

К 1945 году завод увеличил выжиг кокса в 5,5 раза, а выпуск химической продукции – в 12,5 раза. Коллективу коксового цеха 5 раз присуждалось переходящее Красное знамя ГКО, а транспортному – 7 раз. Более 100 трудящихся завода награждены орденами и медалями, 51 человек – значками Народного Комиссариата черной металлургии, 25 человек – грамотами Наркомата. В 1943 году коксохимический завод был награжден орденом Ленина.


Автор: Валентина Алексеева